Президент General Electric: Мы не политики, а бизнесмены

06.11.2003
Транснациональный многопрофильный холдинг General Electric сегодня самый старый участник американского биржевого индекса Dow Jones. Ценные бумаги компании были включены в методику расчета индекса в 1896 году и остаются там до сих пор. История компании восходит к фирме, которую под другим названием основал в 1878 году знаменитый изобретатель Томас Эдисон. Несмотря на свои почтенные года, компания сегодня успешно конкурирует в сфере высоких технологий по всему миру, в том числе и в России. Про российские проекты General Electric корреспонденту газеты «Время новостей» Михаилу КУКУШКИНУ рассказал недавно побывавший в Москве президент компании по Европе, Ближнему Востоку и Африке Нани БЕККАЛЛИ-ФАЛКО.

-- Какое место занимает Россия в транснациональном бизнесе General Electric?

-- Мы смотрим на Россию как на страну больших возможностей. Темпы экономического роста в России очень высоки. Она, как никакая другая страна, богата натуральными ресурсами. Политическая и экономическая стабильность обеспечивает дальнейшее развитие России. И мы думаем, что сможем принять участие в этом развитии, предоставляя свои технологии.

Хотел бы выделить пять направлений бизнеса, которые представляются нам наиболее перспективными на российском рынке. Наиболее важным в ближне- и среднесрочной перспективе представляется модернизация существующих производств, участие в обслуживании оборудования и внедрение новых технологий, в частности на газовых электростанциях.

Другая важная сфера -- это медицинское оборудование. В этой области General Electric занимает ведущие позиции, и мы считаем, что можем продвинуться и дальше. Мы сейчас работаем над тем, чтобы локализировать некоторые производственные операции, перенести в Россию сборку некоторых компонентов.

Еще одно направление -- это авиационные двигатели. «Аэрофлот» в этой области является одним из наших очень хороших клиентов. И мы думаем, что перспективы расширения этого рыночного сегмента в России многообещающие. В России много авиакомпаний, им нужны современные самолеты, а значит, нужны будут и двигатели General Electric.

Четвертое направление, которое я хотел бы выделить, -- это потребительское кредитование. Пока в России мы не занимаемся этим, но в других странах General Electric активно кредитует покупателей потребительских товаров, автомобилей, жилых домов. Думаю, в обозримом будущем мы будем заинтересованы в том, чтобы начать подобные операции в России.

-- Означает ли это, что General Electric намерена открыть свой банк в нашей стране или приобрести один из существующих банков?

-- В зависимости от национального законодательства той или иной страны мы кредитует потребителей либо через банки, либо без их участия -- через специализированные агентства. Для России мы еще не выбрали оптимальную стратегию и не установили для себя никаких твердых сроков внедрения потребительского кредитования.

Возвращаясь к основным направлениям деятельности General Electric в России, я хотел бы выделить пятое из них: модернизацию железнодорожных локомотивов. Мы работаем совместно с ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) над повышением эффективности некоторых моделей локомотивов. Идея заключается в том, чтобы использовать имеющиеся шасси, но оборудовать их более современными и экономичными двигателями. Этот проект обещает быть очень выгодным как для General Electric, так и для России. Сейчас специалисты РЖД как раз испытывают первый экземпляр локомотива, модернизированного по американской технологии, с использованием деталей российского производства.

-- Не считаете ли вы, что последние события в России, в частности арест Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, преследование других менеджеров компании ЮКОС, ухудшили инвестиционный климат в нашей стране?

-- Мы не политики. Мы бизнесмены. Мы занимаемся анализом рыночных возможностей и удовлетворением потребностей рынка. Что бы ни происходило в политике, это абсолютно вне рамок наших интересов.

Я не думаю, что события, о которых вы упомянули, будут иметь какие-либо последствия для нас. Они не меняют нашего мнения о российском рынке и нашего подхода к нему.

-- Как долго вы работаете с Россией?

-- Компания General Electric начала работать в России в 30-х годах. Я лично впервые приехал в Москву в 1987 году.

-- Значит, вы имели достаточно времени, чтобы оценить русский национальный характер. Верите ли вы в расхожие клише вроде «Умом Россию не понять...»?

-- Знаете, я четыре года проработал в Японии. Поэтому говорить о разнице культур и менталитетов, думаю, имеет смысл только в отношении двух «больших» культур: западной (европейско-американской) и ориентальной. Там действительно имеют место серьезные различия. Но Россия, так же как, скажем, Германия, Англия или США, -- это всего лишь местная разновидность общей западной культуры. Кстати, множество русских успешно работают в США и Европе. Точно так же, как множество американцев успешно ведут дела в России.

Я не верю в то, что Россия есть нечто отличное от остальной Европы. Думаю, что с течением времени мы будем становиться ближе друг другу.

-- А что вы скажете об особенностях национального бизнеса в России?

-- Вы постепенно формируете национальную деловую культуру российского капитализма. Этот капитализм нов и молод, в нем много стремления к успеху. Я с удивлением отмечаю, как много молодых людей занимают здесь ответственные должности. Это замечательно, это гарантирует приток свежих сил и свежих идей. Мы с российскими бизнесменами прекрасно понимаем друг друга. Возможно, вы, русские, немного лучше нас играете в шахматы, а мы немного лучше вас ведем переговоры, но эти незначительные особенности не имеют принципиального значения.

Беседовал Михаил Кукушкин

Отправить на Email