http://www.eprussia.ru/epr/366/9179565.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 10 (366) май 2019 года

Энергоменеджмент: обновление стандарта и направления развития

Открытая трибуна Александр СИКОРСКИЙ, к. т. н.

На смену международному стандарту ISO 50001:2011 «Системы энергетического менеджмента. Требования и руководство по применению» («Energy management systems – Requirements with guidance for use»)» пришло второе издание – ISO 50001:2018, отменяющее действие предыдущего.

В ближайшие три года на новый стандарт должны перей­ти все организации, сертифицированные или сертифицирующиеся по системе энергетического менеджмента (СЭнМ). В предисловии ко второму изданию говорится, что ISO 50001:2011 был технически переработан, и перечисляются основные изменения в нем. Судя по тексту, эти изменения действительно принципиальны и вводят новые требования к созданию и совершенствованию энергетического менеджмента, чего, собственно, Международная организация по стандартизации (International Organization for Standardization, ISO) и добивалась.

Однако при этом не отменен действующий в России ГОСТ Р ИСО 50001‑2012, в котором утверждается, что он «идентичен международному стандарту ISO 50001:2011». Также нет информации об отмене ISO 50002,3,4,6,15, выпущенных в 2014 г. по отдельным разделам СЭнМ. Эти международные стандарты, наряду с другими, включены в библиографию нового издания, но они полностью построены на основе прекратившего действие ISO 50001:2011 и детализируют его требования. Данное противоречие в тексте ISO 50001:2018 никак не поясняется. Более того, российские стандарты, повторяющие содержание вышеперечисленных документов ISO, выпущены только в 2017 г. и совсем недавно, с 1 июля 2018 г., введены в действие. Если исходить из логики, они устарели еще до своего выхода ввиду несоответствия положениям ISO 50001:2018.

Что же при этой путанице делать тем, кто уже внедрил, внедряет или собирается внедрять СЭнМ? Какие требования теперь будут предъявляться к сертификации системы? На что опираться в нашей стране организациям, над которыми довлеет необходимость соблюдения и международных, и российских стандартов, которые, мягко говоря, не во всем соответствуют друг другу?


Определяем ориентиры…

В связи с этим возникает вопрос, а зачем вообще дублировать документы ISO идентичными российскими стандартами, если соблюдение первых является добровольным и подтверждается международной, а не российской сертификацией? Политическое значение такого следования в ногу с международным сообществом сомнительно, а другого и не просматривается. Относящиеся к энергоменеджменту ГОСТ Р не являются у нас обязательными. Никаких преференций от внедрения именно российского стандарта СЭнМ предприятия не получают, в Федеральном законе № 261 «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» и других законодательных актах о них нет ни слова.

Вот официальный (чтобы избежать неоднозначных толкований) перевод ISO 50001:2018 не повредил бы. Такого перевода для первого издания документа в России так и не дождались, каждая уважающая себя сертифицирующая организация делала свой вариант, и в них встречаются разночтения, поскольку технический английский непрост. Кстати, поэтому и положение о заявленной идентичности российского варианта стандарта 2012 г. международному вызывает сомнения, в нем много формальных и смысловых расхождений с оригиналом.

Выходом из описанной коллизии при создании СЭнМ (если планируется дальнейшая сертификация) представляется следование только ISO 50001:2018, а международные стандарты СЭнМ, вышедшие ранее, и российский стандарт ГОСТ Р ИСО 50001‑2012 могут рассматриваться только как справочные материалы и не должны учитываться при сертификации. В противном случае трудно избежать разночтений в понимании требований.

ris1.jpg



При этом в России управление энергоиспользующими системами (энергетическим хозяйством) регламентируется собственными нормативными документами: правилами технической эксплуатации (ПТЭ) и другими, охватывающими все этапы жизненного цикла систем. Их требования охватывают вопросы энергосбережения в качестве только одной из частных задач (рис. 1).


Углубляемся в содержание…

Предпринятая ISO попытка свести воедино требования в области энергоэффективности предприятий и организаций разных государств с различными уровнями экономического развития, техническими традициями и культурой, областями и масштабами деятельности, формами собственности и т. д. является замыслом, достойным восхищения. При этом выполнение стандарта должно еще и позволить СЭнМ координироваться с другими системами менеджмента (управления качеством, экологией, охраной труда и т. д.) и вместе с ними «встраиваться» в систему более высокого уровня – интегрированную систему менеджмента (ИСМ) организации.

К сожалению, обеспечение такого уровня общности потребовало серьезных жертв. Известно, что решение любой задачи, касающейся систем, представляет собой движение от полной неопределенности к приемлемой определенности. Чем сложнее система, тем больше трудностей этот путь содержит, а ошибка в постановке любой частной задачи может привести к искажениям результатов решения проблемы в целом. Очевидно, что именно поэтому создатели ISO 50001:2018 стремились избежать в тексте и однозначных определений, и строгой регламентации процедур. Но из‑за этого, в сравнении с предыдущим изданием, содержание документа оказалось гораздо менее конкретным и гораздо более сложным для восприятия. Даже перечисленные во втором издании изменения нуждаются, на наш взгляд, в переводе «с русифицированного на русский». Так что утверждения разработчиков, что новый стандарт по СЭнМ имеет «более четкий язык и структуру документа», «большую четкость в вопросе исключения каких‑либо видов энергии» и т. д., увы, вряд ли соответствуют истине.

Попробуйте, например, вчитаться в самое начало основного раздела, где дается важная, с точки зрения разработчиков, информация: «4.1 Понимание организации и ее контекста (условий, в которых она функционирует). Организация должна установить (определить) внешние и внутренние факторы (обстоятельства), которые имеют отношение к ее намерениям и которые влияют на ее способность достигать результатов («выходов»), намеченных ее системой энергетического менеджмента, и улучшать ее энергетические характеристики».

Приведенная фраза претендует на практически библейский уровень обобщения – ее столь же трудно оспорить, сколь и применить на практике. Таков стиль написания большей части стандарта, но использование этого стиля дало важное преимущество – возможность терминологически и причинно связать СЭнМ с системой управления более высокого уровня – ИСМ, чего не было в ISO 50001:2011.

Отсюда, например, и введение понятия контекста организации, и изменение структуры документа, и привлечение новых терминов. Еще одно принципиальное изменение касается ухода от использовавшихся ранее в качестве ключевых понятий энергоэффективности и энергорезультативности. В старом стандарте их и описывали, и графически иллюстрировали, но настолько размыто, что сами составители, похоже, стеснялись полученного результата. Теперь в качестве цели СЭнМ используется «улучшение энергетических характеристик». Очевидно, что данная категория проще формализуется и позволяет строже описывать как выбираемые цели и задачи, так и результаты их достижения.

Правда, в ее определении, данном по тексту нового стандарта, так и не удалось разорвать замкнутый круг понятий. Судите сами: «энергетическая характеристика – измеримый результат (ы), относящийся к энергетической эффективности, использованию энергии и потреблению энергии». Да, корректно «перепрыгнуть» от весьма общего понятия энергоэффективности к способам его описания необходимым и достаточным множеством измеряемых характеристик (показателей) составителям стандарта так и не удалось, но попытка движения вперед сделана.

Другие изменения в содержании нового издания касаются приведения его в соответствие общему подходу к системам менеджмента. Для этого в текст включены пункты «Лидерство и приверженность», «Ресурсы», «Действия по реагированию на риски и возможности», «Понимание потребностей и ожиданий заинтересованных сторон», «Поддержка», «Деятельность» (вместо управления операциями), «Планирование и управление деятельностью», «Оценка деятельности».

В целом, различия в содержании первого и второго изданий стандарта являются принципиальными с точки зрения идеологии менеджмента, но не требуют коренной и трудоемкой перестройки уже созданных СЭнМ. Они, скорее, носят концептуальный характер и расставляют новые акценты с целью сделать СЭнМ более результативной и лучше соответствующей системе управления предприятия в целом. Представляется, что принятые изменения при должном уровне их осмысления не создадут серьезных трудностей в международной сертификации для организаций, внедряющих СЭнМ, и ресертификации для тех, кто совершенствует внедренную ранее систему.


Ищем дьявола в деталях…

Известно, что появление международных стандартов менеджмента обусловлено фундаментальными проблемами и противоречиями, проявившимися с усложнением объектов управления до уровня эргатических (человеко-машинных) и организационных систем. Неудачи попыток поиска общих решений данных проблем и разработки универсальных методов анализа и синтеза систем привели к идее «обходного маневра».

Этот маневр основан на использовании всеми стандартами ISO в качестве идеологии управления циклической процедуры непрерывных улучшений «Plan-Do-Chek-Act» («Планируй-Делай-Проверяй-Совершенствуй»). Данная процедура определяет только порядок действий при решении системных задач и не затрагивает их содержательной стороны. Здесь применимые теории и практики управления «остаются за кадром», подразумевая, что любой метод, в том числе «проб и ошибок», в циклической процедуре даст, рано или поздно, нужные результаты.

Не секрет, что сегодня сертификацию по СЭнМ проходят в основном компании, ориентированные на экспорт. Это понятно: хочешь торговать с заграницей, будь добр соответствовать. Еще одна категория – большие компании, где считают, что получение международного сертификата улучшает их имидж. При этом выполнение требований ISO часто трудно «вписывается» в отработанную систему управления, а иногда и вступает с ней в противоречие.

Фактически, реально заинтересованной в сертификации СЭнМ является только экспортноориентированная часть крупного бизнеса. Государственные и муниципальные организации живут по Федеральному закону и своим «уставам», где до деталей расписано, как составить программу энергосбережения, оформить декларацию о потреблении энергетических ресурсов, отчитаться о достигнутых показателях и т. д. Там другая крайность – отсутствие свободы в решении задач, поскольку все регламентировано и за выполнение регламентов спрашивают. В госсекторе сегодня точно не до ISO.

Остается часть бизнеса, и очень значительная, ориентированная на внутренний рынок. Ее представляют в том числе промышленные предприятия, энергетические компании, сельское хозяйство, торговля, сфера услуг и многое другое. По масштабам – это крупный, средний и малый бизнес.

В этой разнородной массе внедрять СЭнМ по принципам ISO сложно: не хватает ресурсов, не везде есть специалисты по энергоэффективности, а часто просто «не доходят руки». Хотя бы потому, что привычные нормативные документы написаны совсем другим языком. Возьмет руководитель стандарт, прочитает про «валидацию, верификацию, консолидацию, идентификацию, приверженность» и задумается, а стоит ли связываться. Для таких компаний международная сертификация СЭнМ не является первоочередной задачей, а вот создание системы, адаптированной к требованиям уже действующих нормативных актов, местным условиям и специ­фике организации, представляет собой важный шаг в развитии.

ris2.jpg



Тут нужно вновь обратиться к «трудностям перевода». ISO понимает цель СЭнМ как улучшение энергетических характеристик, направленное на повышение энергоэффективности и энергосбережения. В то же время «энергетический менеджмент» в переводе звучит как более широкое понятие – «энергетическое управление», то есть управление системами потребления и использования энергии в целом. В нем энергоменеджмент, как его трактует ISO, является только одной из составляющих. Главной целью такого управления является обеспечение потребителей необходимыми видами энергии заданных параметров качества при существующих ограничениях. Основными составляющими целей являются надежность, живучесть, безопасность и экономичность энергоиспользования (рис. 2). Повышение энергоэффективности и энергосбережение представляют собой только частные подцели (составляющие) обеспечения экономичности.


Планируем направление движения…

Управление энергоиспользующими системами в России детально отработано со времен плана ГОЭЛРО, до сих пор считающегося классическим образцом системного подхода в решении проблем энергетики. Используемые методы охватывают весь комплекс целей и задач управления системами (см. рис. 2), обеспечены нормативными документами и подкрепляются накопленным научным и инженерным опытом. СЭнМ в трактовке ISO сейчас (вольно или невольно) противопоставляется этим методам, представляя собой, по сути, только «оболочку» пути решения проблемы в виде циклической процедуры улучшений.

Для получения реальных результатов необходимо адаптировать СЭнМ к традиционной системе управления, начиная с терминологии, и наполнить ее известными содержательными методами решения системных задач. Нужные «степени свободы» для этого появляются, если не ставить перед собой цель соблюдения установленных ISO рамок для формальной международной сертификации.

В этих условиях для внедрения СЭнМ, позволяющей получить от нее реальную пользу (без цели сертификации), требуется решить три задачи:

1. Разработать российский нормативный акт (ы) (документ (ы)), адаптирующий подходы и требования стандарта ISO 50001:2018 к действующей нормативной базе, построенной на традиционных принципах управления энергоиспользующими системами и дающий возможность «встроить» СЭнМ в уже существующие системы управления. В идеале данный документ должен быть применим к организациям всех форм собственности, включая государственную и муниципальную, что обеспечит единство требований на различных уровнях управления и сравнимость полученных результатов;

2. Привести в данном документе для этапов создания и развития СЭнМ содержательные методы решения возникающих задач. Цель – обеспечить (кроме отвечающей на вопрос «в какой последовательности?» циклической процедуры улучшений) ответ на главный вопрос: «как и какими средствами?». Для получения решений следует использовать методы анализа и синтеза сложных систем, упорядоченные по процедурам управления: прогнозирование, планирование, организация, координация, измерение, регулирование, учет, контроль, анализ (рис. 3). Процесс каждого решения должен содержать классические этапы: структуризации задачи, характеризации и оптимизации, не описанные в ISO 50001:2018.

ris3.jpg



3. Учитывая разнообразие объектов СЭнМ по отраслям, условиям функционирования, масштабам деятельности и т. д., обеспечить предприятия, внедряющие и совершенствующие систему, специально разработанной методической базой, позволяющей осуществлять обоснованный выбор и применение методов системного анализа для задач СЭнМ в зависимости от масштабов и специфики организаций. Поскольку решение о внедрении СЭнМ является добровольным, его детальная регламентация нормативными актами теряет смысл. В то же время роль подробного методического обеспечения, применение которого способно привести к реальным результатам, возрастает.

Предвидя вопросы о том, чем будет подтверждаться внедрение СЭнМ при отсутствии международной сертификации, следует заранее ответить – достигнутыми результатами. И вообще: «Вам шашечки или ехать?», полученную от энергосбережения экономию или бумагу в рамке? И так ли нужен чужой, даже написанный красивыми словами, устав в своем монастыре? А если наступит время, когда государство начнет реально поддерживать повышение энергоэффективности в негосударственных компаниях, то введение российской сертификации не вызовет трудностей, для этого уже сегодня хватает подготовленных организаций.


Литература

Международный стандарт ISO 50001:2018 «Системы энергетического менеджмента. Требования и руководство по применению» («Energy management systems – Requirements with guidance for use»)».

ГОСТ Р ИСО 50001‑2012 «Системы энергетического менеджмента. Требования и руководство по применению».

Федеральный закон «Об энерго­сбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 23.11.2009 № 261‑ФЗ (последняя редакция).

Правила эксплуатации теплопотребляющих установок и тепловых сетей потребителей. Правила техники безопасности при эксплуатации теплопотребляющих установок и тепловых сетей потребителей (утверждены Госэнергонадзором 07.05.1992, ред. от 25.12.1994).

Правила технической эксплуатации электроустановок потребителей (утверждены приказом Министерства энергетики России № 6 от 13.01.2003).

А. Е. Сикорский. Энергоменеджмент сегодня – мода или революция?// Информационно-аналитический журнал «Энергосовет». – 2017. – № 1 (47).

Отправить на Email

Также читайте в номере № 10 (366) май 2019 года: