http://www.eprussia.ru/epr/350/7842689.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 18 (350) сентябрь 2018 года

Трансграничная энергетика

Выставки и конференции Марина ГАЛКИНА

На ВЭФ-2018 обсудили возможности Дальнего Востока

Фото: Сергей Бобылев/ ТАСС

ЧТО: IV Восточный экономический форум.
ГДЕ: Владивосток, кампус Дальневосточного федерального университета на о. Русский.
СОСТОЯЛОСЬ: 10‑13 сентября 2018 г.

Четвертый Восточный экономический форум побил рекорды предыдущих лет. На форуме было подписано 220 соглашений на общую сумму 3 трлн 108 млрд руб. В их числе – соглашения о создании чистого комплекса по производству метанола и аммиака на базе Находкинского завода минеральных удобрений, о строительстве компанией «НОВАТЭК» терминала по перевалке и хранению сжиженного природного газа на Камчатке, о строительстве китайской корпорацией SINOMEC нефтеперерабатывющего завода в Приморском крае, о сооружении Кимкано-Сутарского горнообогатительного комбината в Еврейской автономной области.

Главным событием форума стало пленарное заседание «Дальний Восток: расширяя границы возможностей». На нем выступили президент России Владимир Путин, председатель КНР Си Цзиньпин, президент Монголии Халтмаагийн Баттулга, премьер-министр Японии Синдзо Абэ, премьер-министр Республики Корея Ли Нак Ен.

Деловая программа трех дней включила в себя более 100 деловых мероприятий, посвященных в том числе и энергетической отрасли.



Через годы, через расстояния

Энергетические тренды в Северо-Восточной Азии обсудили руководители международных организаций и ассоциаций, а также представители научного сообщества. Участников дискуссии волновали вопросы, каким образом возможна взаимовыгодная кооперация России, Китая, Монголии, Северной и Южной Кореи, как развивать энергоресурсы и какова роль российской энергетики в Северо-Восточной Азии.

Основными проблемами, встающими на пути объединения энергосистем в регионе, по мнению экспертов, являются преодоление расстояний и сглаживание пиков напряжения в национальных энергосистемах.

Глава управления инвестиционной деятельности и эксплуатации Министерства энергетики Монголии Йерен-Улзи Батмунк поделился мнением, что значительные запасы угля в пустыне Гоби можно экспортировать, но трудность заключается в трансграничных подключениях. Его поддержал старший инженер Института планирования и инжиниринга для электроэнергетики (EPPEI) Китая Цзюнь Ван, который подчеркнул, что экономика КНР будет расти и стране потребуется все больше электроэнергии, которую можно было бы закупать в Монголии, где она дешевле, но большие расстояния и погодные условия тормозят ее передачу. Решить вопрос могут помочь инвестиции в новые технологии, выразил надежду Цзюнь Ван.

В проекте объединения энергосистем Северо-Восточной Азии Россия может взять на себя ведущую роль, отметил вице-председатель по региональному развитию Мирового энергетического совета (МИРЭС) Олег Бударгин, который привел в пример российский опыт по формированию единой энергосистемы (ЕЭС). Господин Бударгин уверен, что при высокой скорости преобразования экономик важным фактором является время. «Время для создания энергетической базы мы можем сэкономить, – сказал он. – ЕЭС нашей страны имеет резервы генерации, которые сформированы бурным развитием энергетики в советское время, большой работой по созданию высокоэффективных энергопроизводств».

По его информации, только в Восточной Сибири резерв генерации составляет порядка 15 ГВт. «Этот резерв мощностей можно использовать на первом этапе формирования интегрированной энергосистемы, что позволит эффективно использовать этот фактор времени для роста наших экономик, которого требует национальная программа развития», – пояснил он.

Фото: Юрий Смитюк/ ТАСС



Согласно эксперту, доступной электроэнергию могут сделать современные интеллектуальные электрические сети сверхвысокого класса достижения, которые позволят с минимальной потерей передать необходимый объем электроэнергии на любые расстояния. Для этого очень важно сформировать научное сопровождение проекта создания энергомоста Россия – страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Объединить ученых стран – участниц проекта предложил и президент Российской академии наук Александр Сергеев. Он выделил два вопроса, на которые предстоит ответить научному сообществу: как интегрировать разные источники энергии – традиционные и возобновляемые – в единую сеть и как передавать энергию на большие расстояния через часовые пояса. Ответом, уверен эксперт, являются новые технологии – например, высоковольтные ЛЭП на постоянном токе.



Очевидные противоречия

При обсуждении энергетического сотрудничества в Северо-Восточной Азии политическая тема витала в воздухе, но эксперты обошли ее стороной. Хотя именно ряд противоречий в политической сфере мешает реализации проекта, отметил корреспонденту «ЭПР» генеральный директор Дальневосточной энергетической управляющей компании (АО «ДВЭУК») Дмитрий Селютин.

Господин Селютин считает, что нерешенность вопроса реализации проекта энергетического кольца Россия – страны АТР, обсуждаемого на протяжении последних нескольких лет, следует рассматривать исключительно в контексте ряда политических событий, которые развивались во всем мире в последнее время: ситуации на Корейском полуострове, ситуации, связанной с проведением Соединенными Штатами Америки особой экономической политики по отношению и к экономике России, и к экономике Китая. В условиях такой политической нестабильности сложно принимать глобальные решения, которые требуют безусловной поддержки государства.
«Все понимают, что собственно энергетические компании – ни российские, ни японские, ни китайские, ни корейские, ни монгольские – самостоятельно не решат этот вопрос. Это не предмет договоренности хозяйствующих субъектов разных стран, а предмет договоренностей политических.

Мы видим, что пока не создана межправительственная комиссия или рабочая группа, которая посвящена была бы именно этой теме, ни Японией, ни Россией, ни Китайской Республикой не сделано абсолютно никаких шагов по гармонизации законодательного обеспечения реализации этого проекта», – заявил эксперт.

Фото: Петр Ковалев/ ТАСС



Дмитрий Селютин напомнил, что в Японии до сих пор действует закон, запрещающий импорт электроэнергии. Более того, Япония пошла на беспрецедентные шаги по обеспечению энергетической безопасности: после «Фукусимы» заинтересованность в поставках электроэнергии в страну проявлялась очень явно, но правительство не стало дожидаться реализации совместного со странами Северо-Восточной Азии проекта, а приняло иное решение, позволяющее строить атомные электростанции на территории Японии.

«На сегодняшних сессиях по выступлениям спикеров было видно, что тема не умерла, она разумна и привлекательна для экономик всех стран, ее надо начинать, уже как бы идти к ней мелкими шагами, создавая небольшие энергетические межстрановые коридоры с использованием традиционных технологий, но с учетом того, что когда‑нибудь эти межстрановые коридоры могут быть консолидированы в единой энергосистеме», – сказал глава ДВЭУК.

Эксперт отметил, что тренд поставок электроэнергии и всего спектра энергетических ресурсов активно смещается на Восток. «Мы видим, что появляется экспортная составляющая с высокой долей добавленной стоимости, что, безусловно, интересно для экономики Российской Федерации», – подытожил он.



Восточный базар

О смещении экономического центра на Восток говорили представители бизнеса и власти. Россия заинтересована как в увеличении доли российских инвестиций в динамично развивающиеся экономики АТР, так и в привлечении азиатских инвестиций в Россию. По ряду направлений, в частности по энергетике, удалось достичь существенных успехов.

Первый заместитель министра РФ по развитию Дальнего Востока Сергей Тырцев привел положительную статистику. Так, в России самый высокий прирост инвестиций наблюдается на Дальнем Востоке.

«2017 год показал, что индекс прироста иностранных инвестиций в основной капитал на Дальнем Востоке значительно опережает среднероссийские показатели: наши темпы роста составили 17 с лишним процентов, в среднем по России этот показатель 4‑4,5 %. При этом объем прямых иностранных инвестиций в экономику Дальнего Востока составляет около 30 % от всех иностранных инвестиций, размещенных на территории Российской Федерации», – констатировал он.

Таким показателям, по мнению господина Тырцева, способствуют преференциальные режимы, разработанные для Дальнего Востока. «Это, безусловно, режим территорий опережающего развития (ТОР), Свободного порта Владивосток (СПВ)», – сказал он.

Работа над совершенствованием законодательной базы ведется постоянно. Так, одной из преференций является подготовка и внесение в правительство поправок в закон о ТОРах для включения в территории опережающего развития водных объектов. «Для ряда наших резидентов это принципиальный вопрос, например для компании «НОВАТЭК», с которой было подписано соглашение о взаимодействии в рамках реализуемого ими проекта на Камчатке. Это экспортный проект: компания реализует строительство терминала СПГ на Камчатке и обеспечивает экспорт сжиженного природного газа в страны Азии», – привел пример Сергей Тырцев.

Фото: Владимир Смирнов/ ТАСС



Помимо совершенствования преференциальных режимов непосредственно в ТОРах и СПВ, Министерство развития Дальнего Востока занимается улучшением инвестиционного климата. Так, Минвостокразвития выступило с инициативой продления механизма выравнивания тарифов на электрическую энергию до среднероссийского показателя. «Дано поручение Владимира Владимировича Путина о продлении действия данного механизма до 2028 года. Это тоже значительным образом сократит расходы инвесторов, позволит им быстрее окупать свои проекты, что положительно скажется на инвестиционной привлекательности региона», – отметил эксперт.

Председатель совета директоров Группы компаний ЕСН Григорий Березкин пояснил, почему страны АТР стали столь привлекательными. Он отметил, что рынок энергоресурсов остается самым большим в мире – его доля за 20 лет выросла с 20 до 43 %.

«Страны АТР достаточно неплохо обеспечены углем, а вот, говоря про нефть, газ, нефтепродукты, продукты переработки газа, у них собственная обеспеченность всего 28 %. Мы находимся очень близко от них и являемся одной из самых крупных нефтепроизводящих стран мира, хотя занимаем далеко не доминирующее положение», – сказал господин Березкин.

России следует развивать экспорт не только сырья, но и продуктов переработки. «Мечта любого бизнеса – поставлять не сырой товар, а заниматься его переработкой», – продолжил Григорий Березкин, приведя в пример первичный продукт переработки газа – метанол. Компания «ЕСН» строит завод по производству метанола, сырьем для которого является газ из газопровода «Сила Сибири».

«У нас подписан с «Газпромом» 25‑летний договор, есть техусловия, мы сейчас находимся в фазе проектирования, и, конечно, этот метанол основным образом мы будем поставлять в Китай и на азиатские рынки», – рассказал эксперт.

Максимальной реализации потенциала взаимодействия России со странами АТР мешают барьеры, признались участники дискуссии. Впереди большая работа по ликвидации технических барьеров, по сглаживанию различий в регуляторной среде, по созданию действенных механизмов поддержки экспорта и даже по налаживанию культурного взаимопонимания.



Дальневосточный вектор

Развивающаяся экономика стран АТР способствует созданию новых энергетических рынков на Дальнем Востоке. У России в данной ситуации выгодное положение. Перспективы дальневосточного вектора на ВЭФ обрисовал министр энергетики России Александр Новак.

По словам господина Новака, «на Дальнем Востоке сосредоточены огромные энергетические ресурсы – порядка 13 % всех нефтяных запасов в России, более 16 % запасов газа, и это при том, что геологическая изученность Дальневосточного региона составляет всего 6 %».

«В регионе большие перспективы и возможности для развития энергетики, нефтегазовой отрасли, угольной отрасли, электроэнергетики, – сказал он. – Сотрудничество со странами АТР – это приоритет для России, чтобы создавать возможности для развития страны».

Министр пояснил, что экономика Азиатско-Тихоокеанского региона будет развиваться более высокими темпами, чем в среднем мировая экономика. Энергопотребление будет расти темпами в два раза выше, чем среднемировые темпы.

Фото: Валерий Шарифулин/ ТАСС



«За последние пять лет у нас в два раза выросли поставки нефти в Азиатско-Тихоокеанский регион. Мы поставляли в 2012 году 40 миллионов, сейчас – 80 миллионов тонн, в переводе в баррели это 1 миллион 600 тысяч баррелей в сутки. У нас в два раза увеличились объемы поставок угля, только за последние пять лет мы вышли на уровень в 100 миллионов тонн. По газу прирост за эти пять лет был небольшой, потому что до 2018 года работал один проект (проект «Сахалин-2»), и основные поставки в Азиатско-Тихоокеанский регион – это 15 миллиардов кубов. Но сегодня с вводом в эксплуатацию двух очередей «Ямал СПГ» мы удваиваем объемы поставок сжиженного природного газа», – пояснил он.

Сегодня в мире потребляется 275 млн тонн сжиженного природного газа, к 2035 г. эта цифра достигнет 550 млн тонн. 70 % потребления придется на Азиатско-Тихоокеанский регион. И вот тут, уверен Александр Новак, для России открывается уникальное окно возможностей.

«Имея буквально в прошлом году 5 % мирового рынка, с вводом новых мощностей «Ямал СПГ» мы уже займем 10 % мирового рынка. Мы ставим задачу выйти на 20‑процентный уровень мирового рынка сжиженного природного газа. Ресурсная база есть, есть возможности для развития транспортных коридоров, Северного морского пути, поставлена задача развития ледокольного флота», – заявил он.

Соглашения и меморандумы, которые подписываются на Восточном экономическом форуме, направлены на реализацию новых проектов в энергетике. И их воплощение в жизнь не за горами.

Отправить на Email

Также читайте в номере № 18 (350) сентябрь 2018 года: